загрузка ...
× Все пользователи могут создавать публикации в этом сообществе! Пожалуйста, зарегистрируйтесь и создайте свою первую публикацию.
К началу

Почему во всем мире запрещают цирки с животными?

  • В последние недели в разных цирках России произошли нападения животных на зрителей и дрессировщиков.
  • По свидетельству зоозащитников, в российских цирках с дрессированными животными обращаются очень жестоко.
  • России необходим закон о защите прав животных, на принятии которого уже много лет настаивают зоозащитники, но его никак не могут принять.
  • Частичный или полный запрет на использование диких животных в цирке введен уже в 50 странах мира.
  • Россия стоит в самом конце списка стран по уровню прав животных, рядом с Пакистаном и Эфиопией.

Сергей Медведев: Буквально пару недель назад в фойе московского цирка на Цветном бульваре леопард напал на девочку. Неделю тому назад на Кубани лев напал на девочку: утащил ее за сетку на арену и начал рвать. Около месяца тому назад в Московском большом цирке лев напал на дрессировщика. Место ли животным в цирке? Место ли вообще в современной цивилизации такой забаве, как цирк с животными?

Корреспондент: Цирк – уже традиционное зрелище и вид искусства. Он появился еще в Древнем Риме, а в том виде, который существует сейчас, сформировался во Франции в конце XVIII века. Клоуны, иллюзионисты, гимнасты, жонглеры. И дрессировщики. Вместе с людьми на арене выступают медведи, слоны, тигры, львы, обезьяны, лошади, собаки – любые животные, в зависимости от возможностей цирка.

Существует, по меньшей мере, два лагеря в обсуждении проблемы цирков с животными. Одни считают, что в цирках с животными обращаются хорошо, а выступления и дрессура не причиняют им вреда. В то же время многие дрессировщики неоднократно заявляли о нехватке финансирования для содержания и ухода за животными. Зоозащитники уверены, что звери должны находиться в естественной среде обитания, в противном случае это садизм.

Сергей Медведев: Обсудить эту проблему мы позвали Ирину Новожилову, президента Центра защиты прав животных "Вита", и зоозащитника Елену Иванову. Мы хотели, чтобы в программе были дрессировщики, но они неохотно идут на контакты, и нам не удалось получить мнение другой стороны.

Ирина, насколько типичны упомянутые эпизоды?

Ирина Новожилова: Они, видимо, были всегда. Мы помним историю Берберовых, видим, как выплывают различные исторические моменты, которые замалчивали дрессировщики. Вот сняли фильм про Маргариту Назарову, известную дрессировщицу ("Полосатый рейс"), но никто почему-то не говорит, что у Назаровой звери трижды бежали, и была бы точно такая же история, как с девочкой на Кубани, если бы их не остановила милиция. Они бежали в Пензе, в Киеве, в Москве. Из большого цирка на проспекте Вернадского добежали до соседнего кинотеатра, и просто чудом удалось избежать трагедий. Просто теперь у людей появились мобильники, и они снимают эти инциденты, выкладывают в Ютьюб, поэтому мы буквально каждый день узнаем о таких инцидентах.

Сергей Медведев: А сколько вообще в России цирков с животными?

Елена Иванова: Все стационарные российские цирки – с животными, а за передвижными никто не следит. Туда поступают списанные животные. В 2004 году у нас была очень интересная история. 7 декабря, в страшный мороз, звонят люди и говорят: "А у нас на центральной площади Мурома бросили умирать животных переездного цирка. "Вита" тогда была в силе вызвать десять каналов, они туда поехали, и мы никак не могли получить ответ, чьи это животные. На 7 декабря там уже погиб верблюд, волк, другие животные. Росгосцирк отпирается, говорит на камеру "Вестей": "Это не наши животные". Этот цирк пытается уехать в соседний город, но там их настигают камеры, и они вынуждены признаться, что это цирк Николая Макартумяна, который по документам является филиалом Росгосцирка.

Сергей Медведев: А откуда вообще берутся животные в цирках? Они выращены в неволе или взяты с воли?

Ирина Новожилова: И так, и так.

Сергей Медведев: И какова их судьба в дальнейшем?

Елена Иванова: Это печальная судьба. Некоторые из них оказываются на притравочных станциях, некоторых выкупают для рекламы придорожных кафе, а многих просто убивают за ненадобностью.

Сергей Медведев: А на Западе существуют какие-то пансионаты или реабилитационные центры для животных?

Елена Иванова: Да. И в России такие есть, но их очень мало. И никто не следит, что происходит с животными в цирках. Я не слышала о том, чтобы животное куда-то переместили, и оно прекрасно закончило свои дни в реабилитационном центре. Как правило, судьба их туманна, и в этом тумане прослеживается очевидная смерть. Сколько было историй с лошадьми, которые служат в конной полиции, но все соцсети заполнены информацией о том, что замечательных обученных лошадей списывают на мясо, на колбасу. И девочки-полицейские, которые были к ним привязаны, пытались их выкупить, но им не дали такой возможности.

Ирина Новожилова: Я вспоминаю письмо председателя благотворительного фонда "Бим", она в свое время обращалась к Мединскому и сказала: "зеленые" добиваются закрытия цирков, и куда тогда девать такое количество животных? И чтобы развеять этот миф, чтобы люди, наконец, начали понимать, что цирк – это бесконечный конвейер смертей, она рассказывает, сколько в приюте "Бим" осело этих животных, которые раньше работали в цирке, и с какими они жуткими травмами. У медведей растянуты позвоночники, 33-летний медведь выглядит как шестимесячный из-за постоянных недокормов, обезьяна на инсулиновой игле из-за травм, все волосы выпали…

Елена Иванова: У нас вообще плохо контролируется этот рынок. Это, как правило, нелегальный, во многом криминальный рынок, но заказать и купить там можно все.

То, что мы их таким образом сохраняем, это миф. Сохранять их надо в условиях, максимально приближенных к их естественным биологическим потребностям. А сохранять их в качестве игрушки, заставляя делать то, что им не свойственно в живой природе, – это насилие, жестокость.

Сергей Медведев: А эта деятельность вообще никак не лицензирована, даже если брать стационарные цирки? Есть какие-то нормативные акты, прописывающие обращение с животными?

Ирина Новожилова: Нет! И у нас никто этим не занимался. По всем трагедиям дрессировщики начинают кричать: "Это переездные цирки, а в стационарных все нормально…" А я вам напомню, что такое стационарные цирки. Гастроли там тоже бывают, и это бесконечные переезды. Цирк – это стены, которые без конца принимают гастролирующие труппы различных цирков. Мы установили скрытые камеры в Цирке на Фонтанке и полтора года снимали все, что там происходит, а потом во Всемирный день цирка вывесили 11-минутный ролик, который за три дня набрал почти миллион просмотров. У людей была истерика, потому что в кадре четыре заслуженных и один народный артист России делают абсолютно одно и то же – нещадно бьют животных об пол, об стол, металлической палкой… Там есть кадры, когда на следующий день после страшнейших побоев дрессировщик с ассистенткой ощупывают тело обезьянки на предмет переломов и испуганно переговариваются между собой о том, не избили ли они ее так, что она совсем не встанет.

Есть кадр, который показывает начало новогоднего представления "Как клоун за елкой ходил", звучит музыка, а к сцене, куда уже заходят дети, прилегает помещение, и там обезьянка начинает кричать, а дрессировщик начинает ее душить, просто чтобы не было слышно. Там в кадре избивают всех: страуса, пуделей, кенгуру Чарли, который потом погиб…

Экзотические животные родом из тех мест, где совершенно другая интенсивность солнца, поэтому в наших условиях у них рахит, у больших кошек сплошь и рядом сыпучие кости, но тем не менее их разводят в неволе.

У нас только что был суд, и мы его выиграли, что нам удивительно, потому что, по моему опыту, у нас нет ни судебной, ни правоохранительной системы, суды карманные. Некий дядя, коммерсант, в контактном зоопарке, где дети целый день снуют и щупают животных, размещает морского котика. Мы сначала подумали, что это шутка. Приезжаем с камерами, журналист одного из каналов залезает в полуоткрытую клетку и едва не лишается кисти. Потом специалисты по морским млекопитающим говорят нам: "Котик в контактном зоопарке? Да это дико агрессивное животное!" Мы ждем, что дядя заплатит за это, как минимум, огромный штраф, потому что это было крайне опасно для детей. Шесть профильных структур направили обращения, туда приехало местное УВД, все записали, но – ничего.

Прошло три года, и он подает на нас в суд, требует с нас девять миллионов за порчу своего реноме, за то, что к нему приехало телевидение и показало это безобразие. В материалах дела 400 страниц о том, что какая-то фирма заключила с ним договор на девять миллионов, но, узнав от "Виты", что там все так неладно, расторгла этот договор, поэтому мы должны ему девять миллионов.

Продолжение читайте на https://www.svoboda.org/a/29598731.html

 

Эта публикация доступна на следующих языках:
Deutsch   English   Español   Français   Italiano   Русский  

Сообщить о нарушении

Пожалуйста, обратите внимание

Мы отправили вам ссылку для подтверждения вашего адреса электронной почты. Не забудьте проверить папку «Спам». Если вдруг сообщение попало в эту папку, нажмите «Не спам!".

Если вы не получили электронное письмо со ссылкой на активацию в течение следующей минуты, нажмите здесь:

Пожалуйста, подождите сек.

Если эта попытка также не удалась, мы рекомендуем использовать другой адрес электронной почты для регистрации.











Чтобы сделать наш сервис максимально удобным, мы используем специальные файлы cookie для хранения статистической информации и информации о наших пользователях. Кроме того, мы используем сторонние статистические сервисы (например, Google). Более подробную информацию о политике конфиденциальности нашего сервиса можно найти по этой ссылке:
Конфиденциальность & Cookies